Столярова: Мечтаю побывать на концерте Земфиры
Дата публикации: 11 январь 2017, 13:53
Источник: Вадим Кузнецов, Р-Спорт
Просмотров: 535
Столярова: Мечтаю побывать на концерте Земфиры

Волейболистка казанского «Динамо» Дарья Столярова в интервью корреспонденту агентства «Р-Спорт» Вадиму Кузнецову рассказала о победе в Кубке России и травме, из-за которой пропустила 11 месяцев, о знакомстве с Николаем Карполем и дисциплине Вадима Панкова, а также музыке, которая настраивает ее на игры.

ПЯТЬ ВЫХОДНЫХ – ЭТО УЖЕ МНОГО

- Страна отдыхала после Нового года больше недели, а у спортсменов выходных, как всегда, было мало. Сколько дней отдыха дали «Динамо» после Кубка России?

- В этом году выходных было много, как никогда. 28 декабря мы сыграли в финале Кубка России, на следующий день провели командное мероприятие, встречались с руководством «Динамо», отмечали победу и поздравляли с Новым годом. Затем у нас было четыре дня выходных, и вот 3-го января начались тренировки. Такого отдыха в середине сезона у меня не было никогда. Пять дней для меня это очень много.

- А не было такого: Кубок выигрываете – получаете пять выходных, проигрываете – 1 января вечером на тренировку?
- Не было. Но было осознание, что уйдем на праздники в плохом настроении, если проиграем Кубок. Сложилось все удачно – ты и так счастлив, что едешь домой к родным, а тут еще и победили. Все были довольны – и мы, и руководство.

- Уверен, Новый год вы встречали с чувством выполненного долга. В финале Кубка России вы «зажгли». Ирина Заряжко говорила, что ее «колошматило» перед «Финалом четырех». Что ощущали вы?
- Было волнительно. Очень волновалась перед игрой с «Протоном» в полуфинале. В «Динамо» не делят соперников на сильных или слабых, одинаково готовимся к каждому матчу, проводится большая работа тренерского штаба. И понятно, что в чемпионате России мы их обыгрывали, но это Кубок страны, здесь нельзя было допустить ошибку, нельзя было оступиться ни на шаг. В раздевалке сильно волновалась, но потом, когда выходишь на площадку, это все для тебя отступает.

- Кто в нынешнем «Динамо» «сниматель» напряжения? Кто может подойти и успокоить, если видит, что человек нервничает?
- Есть девчонки, которые во время игры могут сказать какую-то фразу – не буду говорить кто и что – и сразу у тебя внутри все перевернется, мысли на место встают. Если видят, что ты заигрался или что-то такое, то буквально одним словом могут тебя переключить. Очень рада, что такие девчонки есть в команде.

МЫ ОДНА БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ

- То есть волнением можно объяснить проигранную партию в матче с «Протоном» и сет, который вы отдали московскому «Динамо», когда вели 17:10? Или это другое?

- Это не волнение. Мы сами начинаем допускать ошибки, это наша проблема, от которой нужно избавляться. Болезнь какая-то. Как мы проиграли третью партию «Динамо»! Отвратительно! Других слов нет. Сказать, что мы расслабились и поверили, что уже победили, такого не было. Не знаю, в чем проблема, но она случается не в первый раз.

- Всем интересно, что говорил Ришат Гилязутдинов после сета, проигранного со счета 10:17. Сильно ругал?
- Я, честно, даже не помню. Столько было эмоций! Обязательно пересмотрю игру еще раз, можно будет сделать какие-то выводы. Помню, что после игры все были счастливы и довольны. Никто и не вспоминал, что там и кто говорил.

- Признаюсь, что перед финалом я почти не сомневался в том, что выиграет московский клуб. Это же почти что сборная России плюс новичок Бетани де ла Крус. Вы выходили на игру с пониманием, что соперник все-таки посильнее?
- У нас было только одно чувство – мы должны выиграть. Не важно, кто против тебя выходит – сборная или молодежная сборная России. Все мы люди, все игроки. Результат приходит, когда есть команда, а она у нас есть. На 100 процентов могу сказать. И это не только коллектив из 14 девочек. Это тренеры, медицинский персонал, все-все-все. Мы все одна большая семья. Тренер может поругаться, мы можем где-то пошутить…

- Станцевать…
- Да, в танцах мы уже как профессионалы. Но это все говорит только об одном – у нас хороший коллектив. Это очень помогло в финале. Когда ты знаешь, что за твоей спиной команда, которая готова выложиться до конца, не жалеть себя в каждом розыгрыше мяча, ты не боишься ударить и попасть в блок. За тобой как будто стена – не получится у тебя, тебе помогут другие. Все боролись друг за друга.

- В финале не все получалось у Элицы Василевой, поначалу прикрыли Заряжко. А вы колотили всю игру, как из автомата, с процентом за 60. Как вам это удалось?
- Мы разбираем соперника, и, естественно, перед каждой игрой тренеры объясняют нам, кого чаще блокируют, какие зоны закрывает у сетки соперник. Мы же не в первый раз играли с «Динамо», поэтому мы разбирали то, как против меня действуют их блокирующие, и старались от них уйти. И, слава богу, получилось! У Элицы, может, поначалу не все получалось, но в Москве знали, что от нее нужно ждать проблем, поэтому готовились к ней. Хорошо, что Эля не растерялась и потом заиграла, как умеет. Она успокоилась, и все стало получаться.

- Две сильные связующие – это большая проблема для соперников. А вам тяжело игралось, когда сначала пасовала Ирина Филиштинская, потом вышла Евгения Старцева, а потом опять была замена?
- Иногда бывает сложновато переключиться, так как у нас связующие по стилю игры, по качеству, высоте передач все-таки разные. Слава богу, что на тренировках у нас нет разделения на основную и вторую связующую. И Женя, и Ира работают одинаково в стартовой шестерке, и к таким переменам во время игры мы уже готовы. Это не шок. Пусть это будет шоком для соперников.

11 МЕСЯЦЕВ ВНЕ ИГРЫ

- Примерно три года назад вы играли в Казани в составе «Омички», и это был ваш первый матч после 11-месячного перерыва, связанного с травмой. Был риск завершить карьеру?

- Я потеряла очень много времени на лечение в России. Шесть месяцев ушли впустую. Мы лечили, лечили, но толку не было – боль возвращалась. В Германии мне сразу сказали: «Где ты ходишь? Давно бы уже сделали операцию, и уже играла бы». Так получилось, что полгода были потеряны, плюс еще полгода ушло на восстановление. Врач в Германии мне сразу сказал, что все будет в порядке, и если все соблюдать, то карьеру я возобновлю. Жаль только времени. Я не боялась боли, того, что рука будет тревожить. Я боялась, что после пропущенного года окажусь в ситуации, когда не буду нужна командам суперлиги. И я очень благодарна Вадиму Анатольевичу Панкову за то, что он мне разрешил потренироваться с молодежной командой «Заречья", а потом совершенно случайно в Омске получила травму Нэнси Карильо. Им нужен был диагональный игрок, и я была свободна.

- А что была за травма?
- Там был целый букет. Даже вспоминать не хочется сейчас. Я получила травму в сборной, и потом разные врачи давали мне разные рекомендации по лечению. У меня было три МРТ, и во всех трех были разные диагнозы. Вот так все наслаивалось, плюс нагрузка, которая не способствовала лечению.

- Было время подумать о плане Б на случай окончания карьеры? Мало ли что могло случиться.
- 11 месяцев - это очень много, но тогда я думала, что вернусь на 100 процентов. Единственное - не знала, как скоро. Я очень благодарна «Омичке» за то, что она меня выручила, вытащила и дала играть. Нужно было быстро набрать форму, а когда ты на площадке, это происходит как-то само собой. На одних тренировках было бы сложнее вернуться.

ВСТРЕЧА С КАРПОЛЕМ

- За последние годы вы поработали со всеми ведущими тренерами России. Смотрите, в «Факеле» был Юрий Панченко, в сборной России Владимир Кузюткин и Юрий Маричев, в Казани  - Ришат Гилязутдинов, в «Заречье» - Вадим Панков. Даже у Николая Карполя на Кубке Ельцина сыграли.

-  О, Карполь - это самое интересное. Я была в команде всего три дня, но они были очень интересными. Вообще, само осознание того, что есть возможность поработать с Карполем – очень волнительно. Мне очень понравилось. Он мировой тренер, и послушать его разговоры, посмотреть на его тренировки и собрания было очень интересно. У него много жизненных примеров из истории сборной, «Уралочки», еще из советских времен. Он часто вспоминает это во время собраний или тренировок, и окунуться в это очень интересно.

- По ощущениям, хватило бы ему сил и эмоций на работу со сборной России на постоянной основе?
- Мне кажется, он такой сильный, что ему хватит сил на все и на всех. Но решение принимать только ему. Это же столько здоровья уходит. Не понимаю, как тренеры это все выдерживают. Да, у спортсменов тяжелая физическая работа, но тренерам еще сложнее.

- Вы перешли в казанское «Динамо» осенью 2015 года, когда чемпионат уже стартовал. Вспомните, как это произошло. Позвонил агент и спросил, хотите ли в Казань?
- Да, примерно так. В Омске была сложная ситуация с финансами, и клуб пошел мне навстречу, отпустив в «Динамо». От Казани отказаться было нельзя, и я очень рада, что так все сложилось. Мы знаем, что потом случилось с командой в Омске, и тогда ситуация была тяжелая.

- Вы приехали в Казань под Екатерину Гамову, которая в любом случае была бы основным игроком. Вы понимали, что придется доказывать многое заново без гарантий на то, что будете играть?
- Конечно. Я отчетливо понимала, что есть Катя Гамова, а есть я. Я честно скажу, что никогда не хотела стать Катей Гамовой или кем-то вместо нее. У меня есть свое имя какое-никакое, пусть не такое популярное и без такого количества побед по сравнению с Катей. Мне нужно было работать и играть в свой волейбол. Клуб в меня поверил, и мне нужно было доказать, что это было не зря, отблагодарить его в сложной ситуации. Мыслей о том, что мне нужно переиграть Катю Гамову, у меня не было. Я должна была хорошо делать свою работу. Если дадут возможность играть, значит, я это заслужила. С Катей у меня были отличные отношения. Я очень благодарна ей за то, что она не гнобила меня, не подговаривала, может, других девочек. Мы хорошо общались. В Казани вообще очень приятная атмосфера, и хотя сейчас команда очень сильно изменилась, все очень дружные.

- Вы поиграли в «Заречье», которое до сих пор не расплатилось со многими игроками по старым долгам. Потом был «Факел», который из-за финансовых проблем пропал из суперлиги. Та же история с «Омичкой». Вам много должны, если собрать все клубы?
- Только в Одинцово, но уже известно, что эти деньги нам не вернут. А все остальные расплатились.

- «Омичка» тоже?
- А у меня не было с ней сумасшедшего контракта. Деньги не стояли на первом месте, важно было просто вернуться.

- В интернете под новостями о задержках зарплат в спортивных командах, бывает, пишут, что два-три месяца невыплат для спортсмена не должны быть проблемой. Они же так много получают, что ему эти три месяца… Прокомментируете?
- Вообще, я думаю, что считать чужие деньги нехорошо, и когда начинают это обсуждать, это не очень приятно. Каждый выбирает себе путь сам – кто-то становится врачом, кто-то инженером, а кто-то спортсменом. Это же огромный труд. Люди думают, что все так легко и просто, но, повторюсь, быть спортсменом - это огромная работа, и уходит очень много здоровья. Очень приятно, когда приходят болельщики, и когда на трибунах есть люди, значит, мы что-то делаем так и не зря.
И по поводу денег. Не нужно забывать, что у всех девчонок разные контракты. Кто-то, может, уже начал копить, а кто-то еще нет. Подписывая контракт на год вперед, ты рассчитываешь на то, что будешь получать зарплату в срок, строишь планы, распределяешь финансы. И тут бах – и ничего. Это очень тяжело.

ВАДИМ ПАНКОВ И СБОРНАЯ РОССИИ

- Объясните, как Вадиму Панкову и «Заречью» удается каждый год расставаться с пятеркой игроков и к середине сезона создавать команду, которая на многое способна. Так было с вами, когда ушла Татьяна Кошелева, потом на ваше место пришла Наталья Малых, теперь Дарья Малыгина.

- Вадим Анатольевич – очень сильный тренер. И очень строгий тренер. На первом месте у него дисциплина, а это первое, что очень важно для спортсмена. Она должна воспитываться с самого детства, и если этого нет,  в юности это можно наверстать. И Вадим Анатольевич помнит об этом. Дисциплина сумасшедшая. Правда, такого нет нигде. Может, только в «Уралочке» у Карполя. И я считаю, что это залог успеха.

- Это выражается в штрафах, в каких-то наказаниях?
- И в штрафах тоже. Мы в шапках с сентября начинаем ходить, и попробуй ее забыть. Проверяются отбои, чтобы все были в номерах в нужное время, по гостям не ходили.

- Панков говорил, что хотел бы возглавить сборную России. По-моему, он в разное время поработал почти со всеми нынешними сборницами.
- Думаю, с таким багажом работы за плечами он мог бы возглавить сборную.

- О возвращении в сборную России не думаете? Или пока на первом месте дела клубные?
- Сейчас – да. Был период, когда я просто с ума сходила, так мне сильно хотелось в сборную. Могла поплакать, если не брали. А потом… не то чтобы остыла, но поняла, что на сегодняшний день главное хорошо работать в клубе, а там будь что будет. Сейчас даже главного тренера в сборной России нет. О чем тут можно говорить.

- Может, знаете точно, кто будет новым главным тренером?
- Нет, честно, не знаю. И не скажу, что каждый день читаю новости на сайтах и думаю: «Ну кто же, кто же?». Такого нет.

ЗЕМФИРА

- Вы рассказывали, что являетесь фанаткой певицы Земфиры. На ее концертах бывали?

- Это мечта - побывать на ее концерте. Мы все время на сборах, на тренировках, и хотя возможности были – она в Омске выступала, в Москве, в Казани – но мы никак не пересекались.

- Любимый альбом есть?
- У меня есть все ее альбомы, но я не считаю себя сумасшедшим фанатом. Фотографии и календарики ее не собираю. Просто мне нравится ее творчество.

- Это она вас настраивает на игры своими песнями?
- Есть настроение, и полно музыки. Я меломан, и помимо Земфиры у меня еще много песен. Перед игрой еду в автобусе и думаю: «Так, сегодня надо вот эту песню послушать».

- Тяжелый рок, хип-хоп?
- Иногда и медленную музыку можно. А иногда вообще не хочется.

- Собакой, как когда-то хотели, не обзавелись?
- Это только когда закончится спорт. Собака - это же огромная ответственность.

- Маленькая или большая?
- Большая. Но породу не скажу. Вот когда появится, тогда можно будет говорить.

ГОСТЕВАЯ КНИГА

идет загрузка...
загрузка

Ближайшие игры