Попова: Матч за Суперкубок играла не на эмоциях, а на мышечной памяти
Дата публикации: 3 март 2021, 10:00
Источник: Пресс-служба Динамо-Ак Барс
Просмотров: 1103
Попова: Матч за Суперкубок играла не на эмоциях, а на мышечной памяти
Связующая «Динамо-Ак Барс» Елизавета Попова рассказала о начале занятий волейболом, о своём становлении как спортсменки и о том, каково ей было в начале сезона в роли единственной действующей связки в команде.
 
- Это правда, что ваша мама сначала была против ваших занятий волейболом?
- Маме хотелось сделать из меня девочку, и в детстве я занималась рисованием и танцами. Но на рисовании мне не сиделось на месте, а танцы просто не моё. И как-то раз к нам в школу пришла тренер Анна Владимировна Лукьяненко и предложила высоким девочкам пойти на тренировку по волейболу. На первой тренировке была, можно сказать, «завлекаловка» – весёлые старты, игры, мало похожие на волейбол, – и мне очень понравилось. Энергия, подвижность, сама идея командного спорта – это было то, что мне нужно.
 
- Вы рассказывали, что после первых тренировок тренеры говорили, что, может, волейбол это не ваше.
- Я была совсем маленькой, а в группе были девочки старше меня. И как-то тренер сказал маме, что переживает за её дочку, так как она очень худенькая, ей будет сложно с мячом. И, возможно, волейбол мне придется бросить. Но я уже влюбилась в этот вид спорта, и меня было не остановить. Со временем и тренер оценил моё упорство. Первый выход на игру помню до сих пор. Я стояла на замене и ждала, когда меня выпустят. Меня просто трясло в квадрате, я кричала: «Выпустите меня, я всех разнесу!» Я выхожу на прием, и меня снова трясёт, но уже в другую сторону. Кричу: «Пожалуйста, уберите меня с площадки!» Такие были эмоции.
 
- В общем, вы сказали «нет!» танцам и рисованию.
- Я ещё занималась плаванием пару месяцев, но тренер и оттуда меня выгнал. Сказали, что я «плаваю 5 минут, а потом 15 минут греюсь».
 
- Когда мама приняла, что её дочка будет спортсменкой?
- Родители меня очень любят и принимают все мои выборы, но, конечно, каждые мои переломанные пальцы и синяки заставляли маму переживать. Она говорила, что, может быть, хватит, может, пора закончить, и до приезда в Казань какие-то сомнения были.
 
Получилось так, что я занималась со старшими девчонками, которые были старше меня на два года. Когда я училась в восьмом классе, в моей команде уже готовились к выпускным экзаменам и к волейболу относились как к кружку. Команда начинала потихоньку распадаться, и я сама думала, что скоро придётся заканчивать. Мы приехали на, возможно, последний турнир, который проходил в Казани, и там меня заметила Светлана Михайловна Сафронова. Уже тогда мама поняла, что всё – дочка у неё будет спортсменкой.
 
- Как же вы сыграли, что вас сразу заметили?
- Честно, у меня было такое состояние эйфории, когда я приехала на тот турнир в Казань. В заявке было написано, что будет играть сборная России 2002-2003 годов, и мне очень хотелось посмотреть на девчонок, их уровень. Все матчи я не помню, но матч против сборной России запомнился. Я, наверное, больше следила за их игрой, за тем, как ведёт игру тренер. Там уже был серьёзный волейбол с разбором соперника, с тактикой.
 
- О чём подумали, когда вас позвали играть в Казань?
- Папа сразу сказал, что мы такую возможность не упустим. Буквально за неделю были собраны все документы, и ещё через неделю я уже перебралась в Казань. Возможно, если бы не тот турнир, я могла закончить карьеру.
 
- Вы всегда хотели быть именно связующей?
- В детском волейболе игроки пробовались на разных амплуа, и в связке я выходила не по своему желанию. Старшие девчонки болели или уходили с секции, и мне приходилось их заменять. Я начинала в доигровке, играла центральной, а в какой-то момент ставили на позицию либеро. Интересно, что у меня дома из детского волейбола есть награды за лучшую защитницу, лучшую нападающую, MVP, а за лучшую связку пока ничего нет.
 
- Вы помните, как познакомились с Евгенией Старцевой?
- Хорошо помню. Наверное, самая высшая награда для игрока, когда ты начинаешь тренироваться со своим кумиром. Наш детский тренер просил нас делать доклады про разных волейболистов, чтобы мы образовывались, и я всегда писала про Женю. Когда я пришла на тренировку и увидела её, то сначала не понимала, что происходит. У меня в комнате её фотографии висят, автографы, и вот я рядом с ней, тренируюсь в одной команде. Это была высшая награда для меня.
 
Женя – замечательный человек и прекрасный капитан! Она сразу ввела меня в курс всех дел, курировала меня на тренировках, когда я не понимала, что нужно делать.
 
- Вы всю жизнь играете в командах, где игроки сильно старше вас. Как вы вливаетесь в коллективы?
- В детстве ко мне все относились как к младшей сестрёнке, все девчонки хорошо общались. В Казани я поначалу чувствовала неловкость, так как в команде были мои сверстники, но потом мы подружились, и никаких проблем в общении нет.
 
- Как долго вы приходите в себя после игр? Некоторые спортсмены могут не спать до утра из-за адреналина.
- В зависимости от матча всё по-разному, но обычно после игры я прохожу восстановительные процедуры, дома пересматриваю матч, общаюсь с родителями и по режиму ложусь спать. Всегда довольным собой спортсмен быть не может. Всегда находишь какие-то ошибки, думаешь, вот бы переиграть этот момент. Так что самокритика после игр всегда есть.  Ещё много над чем нужно работать.
 
- Журналисты очень часто просят тренеров «Динамо-Ак Барс» оценить вашу игру после матчей. Вы следите за тем, что именно про вас говорят?
- Всю информацию от тренеров я получаю на тренировках, а то, что про меня говорят в интервью, это не особо показательно. К их критике я прислушиваюсь, а комментарии фанатов часто зависят не от того, что показал игрок, а от результата команды.
 
- Что для вас стало откровением в первом полноценном сезоне в Суперлиге? Что удивило больше всего?
- Когда я узнала, что в начале сезона Женя не сможет полноценно играть, у меня был небольшой шок. Так резко из амплуа подающего я переходила в связку. Для меня было многое в новинку, каждая игра была открытием. Мне стало легче понимать, почему тренер требует именно какое-то конкретное действие, как это сказывается на игре.
 
- Вас сильно трясло в первых официальных матчах?
- Не могу сказать, что у меня был мандраж. У меня было такое состояние, что в голове были только установки тренера и настрой сыграть хорошо. Какого-то страха не было, а когда я начинала волноваться, девчонки по команде поддерживали меня. Их поддержка очень помогала.
 
- С вами в составе «Динамо-Ак Барс» взял первый трофей в сезоне – Суперкубок России. Хорошо помните ту игру?
- Честно, тот матч для меня был как во сне. Я играла не на эмоциях, а на мышечной памяти. Когда уже пересматривала игру, что-то вспоминала, а в самом матче каждый мяч был для меня как новая история.
 
- Какие у вас увлечения помимо волейбола?
- Сейчас я учусь в Училище олимпийского резерва на менеджера по туризму. Затем планирую поступать в Поволжскую академию спорта. В свободное время читаю книги. Люблю зарубежную классику. С детства увлекаюсь фотографией. У меня есть камера, и я иногда фотографирую наших девчонок.
 
- Что из зарубежной классики вам ближе?
- Я читаю всё, что по душе. Последняя книга, которуя я прочитала, это «Поющие в терновнике». Очень зацепила эта книга, и я даже посвятила ей татуировку. Там изображены терновый лист и фраза «Все лучшее покупается лишь ценой великого страдания».